реклама партнерів:
Нові повідомлення · Учасники · Правила форуму · Пошук · RSS



  • Сторінка 1 з 1
  • 1
Форум "Сіверщини" » Історія міст і сіл Чернігівщини » Новгород-Сіверський » З глибини тисячоліть (З історії Новгорода-Сіверського, "Слово о полку Ігоревім",)
З глибини тисячоліть
finkaДата: Субота, 04-Вер-10, 13:44 | Повідомлення # 1
Група: Редактор
Повідомлень: 157
Нагороди: 11
Статус: Відпочиває
Территория, на которой стоит Новгород-Северский, была заселена в глубокой древности. В самом городе и близлежащих селах были найдены материальные следы многих археологических культур разных эпох. По насыщенности уникальными археологическими памятниками эти места поистине не имеют себе равных. Стоянки древнего человека эпохи конца раннего палеолита обнаружены у сел Ароповичи, Чулатово, Пушкари. Здесь были найдены кремневые орудия труда в виде различных скребков и отщепов, сообщает Новгород-Северский

Более богатый материал дали исследования памятников позднего палеолита (36-10 тыс. лет до н. э.). Благодаря уникальным находкам археологов можно представить образ жизни наших далеких предков, занимавшихся охотой, рыбной ловлей, собирательством. Они селились в защищенных долинах Десны и впадших в нее малых рек, на южных склонах глубоких балок. Свои жилища сооружали из костей и шкур крупных животных на деревянных каркасах.

Древнейшей из позднепалеолитических стоянок вблизи Новгорода-Северского является Пушкари-1, открытая в 1932 году и исследованная позднее М. Я. Рудинским и П. И. Борисковским. Особый интерес представляют остатки большого длинного жилища с тремя очагами. Здесь же было обнаружено значительное скопление костей и бивней мамонов, которые составляли часть конструкции жилища, а также кости шерстистого носорога, северного оленя, волка. Среди интересных находок—кремневые орудия труда—различные скребки и резцы для обработки и раскройки кожи, а также мотыга из ребра крупного животного, которая использовалась для выкапывания ям.

В Государственном историческом музее УССР в Киеве можно увидеть три больших изделия из кремня (вес до 8 кг, длина 40 см). Это так называемые гигантолиты—уникальные орудия труда древнекаменного века. Они были найдены на стоянке древнего человека, раскопанной в 1933 году в самом Новгороде-Северском, в конце улицы Розы Люксембург, на склоне горы, круто обрывающейся к Десне. Большой интерес представляет также орнаментированное нарезками ребро мамонта и фрагмент чаши из черепа человека с обрезанными краями. Новгород-Северская стоянка любопытна еще и тем, что здесь обнаружены многочисленные остатки разнообразной фауны, характерной для арктической, тундровой, степной и лесной зон. Это свидетельствует о том, что в те далекие времена на территории Новгорода-Северского существовал своеобразный и сложный ландшафт, соединявший в себе черты различных климатических зон—от непроходимых лесов до просторов тундры, с многочисленным и разнообразным животным миром.

Драгоценные археологические находки из стоянок древнего человека, найденные на территории Новгорода-Северского и близлежащих сел, хранятся в музеях Киева, Чернигова, Новгорода-Северского. Они имеют мировую ценность и представляют неоценимы научный материал для исследования далекого прошлого этого края.
К более позднему периоду (VII−VI, III вв. до н.э.) принадлежат два городища вблизи Новгорода-Северского у села Юхново, открытые уроженцем этих мест известным ученым-археологом Д. Я. Самоквасовым во второй половине ?I? века. Находки из этих поселений позволили выделить отдельную, так называемую юхновскую культуру, которая была распространена далеко за пределами нынешней Черниговской области.

Среди памятников юхновской культуры наиболее известно городище VI века до н.э. у села Кудлаевка вблизи Новгорода-Северского, полностью раскопанное археологической экспедицией под руководством О. Н. Мельниковской. Оно было укреплено валами с деревянными стенами, двойной линией рвов. Городище было разделено на две части дополнительной линией укреплений. В трех длинных домах жили по нескольку родственных семей. Четвертая, удлиненная постройка служила, очевидно, зимним стойлом для скота. От мощных деревянных стен сохранились остатки согревшего дерева и углубления от столбов частокола. По бокам площадки находились башни (сохранились ихние подземные части со ступенчатыми спусками).

Большим своеобразием отличаются предметы быта юхновской культуры, найдены при раскопках. Это прежде всего керамические изделия: лепные горшки, миски, кубки с разнообразным орнаментом. Найдено также немало железных орудий труда. Большой интерес представляют украшения из цветных металлов, булавки с массивными ажурными навершиями, широкие пластинчатые браслеты. Они изготовлялись здешними мастерами, о чем свидетельствует большое количество литейных формочек, тиглей, остатки литейной мастерской. На многих изделиях, в том числе и оружии, видно сильное влиянии скифской культуры. Встречаются предметы кельтского типа. О контактах и связях обитателей юхновского городища с античным миром говорят обломки амфор и столовой черно-лаковой посуды.

Жители раскопанных в Кудлаевке и Юхново городищ занимались земледелием и скотоводством. Здесь найдены предметы земледельческого культа, примитивные сельскохозяйственные орудия труда, множество отпечатков злаковых растений, обгоревших зерен, костей животных. Население занималось и подсобными промыслами—охотой и рыболовством.

В конце I тысячелетия н. э. на мировую историческую арену выходят славянские племена. Как свидетельствует «Повесть временных лет», в Подесенье жили северяне: «…а друзии седоша на Десне, и по Семи, и по Суле, и нарекошася Северо». Славянские памятники этого времени на территории Северской земли представлены археологическими древностями волынцевской и роменской культур. Таково поселение Целиков Бугор на территории Новгород-Северского района. К роменской культуре относятся городища у села Горбово и «Замок». По материалам этих культур можно судить о том, что в этот период в древнеславянском обществе начинался процесс имущественного расслоения и становления классовых отношений. Главным занятием славянских племен было земледелие и скотоводство. С сельским хозяйством тесно переплетался охотничий и рыболовный промыслы.

Материалы археологических раскопок говорят о широком распространении таких ремесел, как металлообработка, ювелирное дело, гончарство. Дальнейшее развитие получила и торговля, особенно внешняя. По сведениям восточных авторов, славяне торговали медом, воском, мехами, кожей, смолой, а ввозили вино, масло, некоторые виды металлов, ювелирные изделия, ткани.

Участившиеся набеги хазар вызвали необходимость племенного союза. Именно такой союз, или, по словам летописца, «княжение», и возник у северян во второй половине I тысячелетия н. э. Тогда же возникли первые укрепленные славянские поселения.

На рубеже VIII−I? веков в Среднем Поднепровье складывается Древнерусское государство с центром в Киеве. В результате объеденительной политики киевских князей одними из первых в состав молодого государства вошли северские племена, жившие в Подесенье. Процесс этот происходил не всегда мирно. В «Повести временных лет» говорится о том, как Олег «…победи Северы и взложи на них дань легку»… Это подтверждают материалы археологических раскопок: многие укрепленные поселения северян носят явные следы военного разгрома, в том числе и городище «Замок».

Но процесс консолидации славянских племен продолжался. На смену разноплеменным культурам приходит древнерусская культура, быстро проникающая в материальную и духовную сферу. Археологические раскопки городищ, могильников и кладов на территории Черниговщины дают представление о первых древнерусских поселениях и городах. Среди них особо выделяются Любеч (882 г.), Чернигов (907 г.), Листвен (1024), Сновск (1068 г.) и другие. Изучение их началось еще в ?I? веке профессором Московского университета, уроженцем Новгород-Северщины Д. Я. Самоквасовым и продолжилось уже в советское время такими исследователями, как Б. А. Рыбаков, В. А. Богусевич, А. В. Куза, В. П. Коваленко и другими. Одним из этих летописных городов является Новгород-Северский.

Столица земли Северской
Скупы и отрывочны сведения письменных источников об этом древнерусском городе. Неизвестна и точная дата его возникновения. Впервые он упоминается в «Поучении» Владимира Мономаха, который зимой 1078-1079 годов разбил в окрестностях Новгорода-Северского половецкий отряд. Археологическая экспедиция Институтов археологии АН СССР и УССР, которой руководил А. В. Куза, обнаружила над излучиной Десны заросший вековыми деревьями и кустарниками холм—останец. Оплывшие, а местами рухнувшие в воду и овраги валы свидетельствовали о том, что перед учеными остатки древней крепости. Здесь был кремль, или детинец, называемый так по имени «детских»?младших княжеских дружинников, составлявших его гарнизон. Единственный въезд в крепость был с юга. С трех сторон к кремлю примыкал «окольный град». Анализ предметов, найденных при раскопках, показал, что первый оборонительный вал Новгорода-Северского был насыпан, вероятнее всего, в 80-х годах ? века на месте сельского поселения северян. Со времени появления этого укрепления и можно вести отсчет истории Новгорода-Северского. Это подтверждается и сведениями из летописи.

Вскоре после вокняжения в Киеве Владимира Святославича—былинного князя Красное Солнышко—летопись под 988 годом сообщает: «…и сказал Владимир, плохо, что мало городов около Киева, и начали строить города по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне». В эти города князь приказал поселить «лучших мужей» из северных областей Руси: « от словен, от кривичей, от чуди и от вятичей». Это грандиозное строительство было предпринято киевскими князьями, чтобы надежно защитить южные границы Руси от воинственных кочевников—печенегов. Ученые считают, что есть все основания включить в число этих городови Новгород-Северский. Название города принесли с собой как память о Новгороде Великом переселенцы из земли Новгородской—«мужи от словен». Этой версии о происхождении Новгорода-Северского придерживался, кстати сказать, и известный русский историк Н. М. Карамзин.

В конце ?I века, в 1098 году, по решению княжеского съезда в Любече было образована Новгород-Северское княжество с такими крупными городами, как Курск, Трубчевск, Путивль, Стародуб, Сновск, Рыльск и Донец. Первым новгород-северским князем был Олег Святославич, вошедший в историю под именем «Гориславича», родоначальник беспокойных и воинственных Ольговичей. Их «стольным градом» стал Новгород-Северский. В середине ?II века он превратился в один из значительных городов Южной Руси. Новгород-Северские князья стремились проводить независимую политику, которая нередко шла вразрез с интересами других князей и приводила к многочисленным междоусобным войнам. Так летопись рассказывает об осаде Новгорода-Северского в 1152 году войсками Изяслава Мстиславича. Новгород-Северский к этому времени был хорошо укрепленной крепостью, которую так и не удалось взять великому князю: «Месяца февраля поидоша полки своими к городу и ту начата ся бити в города у сторожных ворот, и тако вбодаша в град и острог в них изътяша и яко выидоша из острога, и отступяше от града, идоша в товары своя».

Каким же был Новгород-Северский в пору его расцвета?

Как пишет известный исследователь зодчества Киевской Руси доктор искусствоведенья Г. Н. Логвин, Новгород-Северский «был довольно крупным городом, имевшим укрепления детинца и окольного города. Фортификации города благоприятствовал рельеф местности. Высокое плато было изрезано глубокими оврагами на несколько частей. Наиболее выгодная возвышенность была занята древним детинцем, на юго-восток от него располагался окольный город с Успенским собором. С востока, севера и запад а холм почти отвесно обрывался, а с юга был защищен глубоким перекопом-рвом. На запад от него, на пологом спускающемся к Десне склоне холма, находилась часть древнего окольного города, где в 1086 году была построена каменная церковь Николая…»

Как показали раскопки археологической экспедиции под руководством А. В. Кузы, ранние жилища, частично углубленные в грунт, в ?II веке сменяются наземными постройками с глинобитными полами. В археологическом слое этого времени найдено множество самых разных бытовых вещей: глиняные горшки, железные замки и ключи к ним, пряслица для веретен из розового волынского шифера, костяные шилья, стеклянные сосуды, янтарные украшения, жернова от ручной мельницы для размола зерна, наконечники стрел, удила от конской сбруи. В городе работали искусные ремесленники, изготовлявшие различную утварь, посуду, украшения, а также вооружение для княжеских дружинников: мечи, стрелы, кольчуги, боевые топоры. Местное население занималось земледелием, ловило рыбу в быстрой Десне, охотилось в окружавших Новгород-Северский дремучих лесах. В «Поучении» Владимира Мономаха сказано, что в них водились зубры, олени, лоси, кабаны, медведи и множество другого лесного зверя.

О дальних торговых связях Новгорода-Северского с городами Византии и Западной Европы, осуществлявшихся сухопутными путями и водной дорогой—по Десне, Днепру к Черному морю, свидетельствуют осколки многоцветной привозной стеклянной посуды, обломки полихромных глазурных византийских блюд, бусы из полудрагоценных камней.

Найдено и древнерусское писало—железный стержень, один конец которого заострен, а другой выполнен в форме лопаточки. Этим инструментом писали на бересте или специально навощенных дощещках. В последнем случае лопаточка играла роль современного ластика: ею заглаживали восковую поверхность, чтобы сделать новую запись. Грамотность была широко распространена в среде древнерусских горожан. Новгород-Северский не являлся исключением. Помимо писала, найдены и обломки сосудов с нацарапанными на них буквами. Так владельцы метили принадлежащие им вещи.

В северо-западном углу детинца раскопана так называемая «медуша»?погреб для хранения вина, масла, меда, пряностей. В слое пепла и угля, который свидетельствует о том, что постройка погибла при пожаре, было найдено множество обломков от привезенных из Крыма амфор-корчаг. Размеры «медуши», вмещавшей не менее 120-140 полутораведерных амфор, указывает на богатство и высокое общественное положение ее владельца. Скорее всего она принадлежала князю. Рядом были обнаружены погреба, где, судя по костям животных и рыб, хранились съестные припасы. Неподалеку найдены обрезки серебряных слитков, застежки-фибулы, скребница для чистки лошадей, железная шпора, инкрустированная золотой проволкой. Многочисленные обломки тонких кирпичей—плинф, фрагменты фресок указывают на близость руин какого-то каменного здания, возможно, дворцового храма. Но самой интересной находкой оказалась круглая свинцовая печать. Такими печатями на Руси скрепляли важные государственные документы. На печати из Новгорода-Северского на одной стороне—изображение стоящего во весь рост мужчины в княжеской шапке, с восьмиконечным крестом в руке, а на другой—изображение святого Николая. Это очень редкий экземпляр печати, принадлежавший среднему сыну Ярослава Мудрого—Святославу, основателю династии всех черниговских и северских князей, прадеду князя Игоря—одного из главных героев «Слово о полку Игореве».

Параллельно с детинцем раскопки велись и на городском посаде. Уже в ? веке районы, прилегающие к берегу Десны, были густо заселены. На посаде найдены следы железоплавильного и гончарного производства, жилищ горожан, изб с сенями. Пол в домах был из досок, а под ним делали обширное подполье. Большие печи сооружали из глины.

В первой половине ?II века посад был обнесен укреплениями. Город имел несколько ворот: Черниговские—со стороны Черниговской дороги, Курские—связывающие город с Курском, и Острожные, которые, очевидно, вели из окольного града в детинец. Позднейшие летописные данные свидетельствуют, что, кроме названых, в город вели еще Рождественские и Водяные ворота.

Отдельно от города стоял Спасо-Преображенский монастырь, основанный, по церковной легенде, в ХI веке.

Междоусобная борьба, которую вели новгород-северские князья за свои династические интересы, не только подвергала город опасности со стороны половцев, но и истощала силы народа, подрывала экономику княжества. Этим и объясняется незначительное число каменных сооружений домонгольской поры, известных в Новгороде-Северском. В их числе—остатки церкви спаса, найдено во время археологических исследований на территории Спасо-Преображенского монастыря. Точная дата постройки собора неизвестна. Его относят к концу ?II?началу ?III века, то есть ко времени княжения Игоря Святославыча (1180-1198) или кого-то из сыновей. Вероятнее всего, собор построен в период после княжения Игоря, поскольку по своим архитектурным особенностям он близок к Пятницкой церкви в Чернигове (начало ?III века). Предполагают, что этот храм был трехапсидным, четырехстолпным, с дополнительными боковыми апсидами. Собор был богато декорирован, украшен сетчатым орнаментом, поребриком. Полы были выложены из плиток вишневого, синего, белого, желтого, зеленого и коричневого цветов.

В 1179 году на территории монастыря была построена церковь архистратига Михаила, в которой был погребен старший брат князя Игоря—Олег Святославич.

Возможно, что стертые с лица земли татаро-монгольским нашествием храмы и дворцы Новгорода-Северского поражали воображение своих современников. Но среди дошедших до нас памятников той поры есть один, нетленный в веках. Это жемчужина древнерусской литературы, гениальное «Слово о полку Игореве». Именно отсюда, с Чернигово-Северской земли, как полагают исследователи, и прозвучал призыв древнерусского поэта к единению.

Трубы трубят в Новграде...
Вельможа екатерининских времен, тайный советник, обер-прокурор святейшего Синода, президент Академии художеств, сенатор, граф Алексей Иванович Мусин-Пушкин был страстным библиофилом, собирателем и коллекционером старинных рукописей и изданий-раритетов. Через своего комиссионера он приобрел у архимандрита Спасо-Ярославского монастыря Иоиля Быковского старинную книгу, которая числилась в монастырской библиотеке под № 323. Обратив на нее внимание, Мусин-Пушкин попытался расшифровать загадочные строки, начертанные без знаков препинания и разделения на слова. Среди восьми рукописных текстов пятым шел величайший памятник древнерусской культуры? «Слово о полку Игореве»… С него было снято три копии. Одна из них, направленная Екатерине II и обнаруженная в середине ?I? века, известна под названием «екатерининской». В 1800 году в Москве, в сенатской типографии, где печатались наиважнейшие государственные документы, «Слово», подготовленное к печати и снабженное вступительной статьей и примечаниями, вышло отдельной книгой тиражом 1200 экземпляров. Во время пожара в занятой наполеоновскими войсками Москве дворец Мусин-Пушкина сгорел. В пламени погибла знаменитая библиотека, а с ней—собрание древних книг и рукописей. Погибла и большая часть тиража «Слово о полку Игореве». Ныне в Советском Союзе зарегистрировано около 70 экземпляров драгоценной книги.

Таковы вкратце история этой уникальной находки.

Восемь столетий пережил шедевр древнерусской литературы—«Слово о полку Игореве», но до сих пор нас волнуют судьбы героев этого бессмертного творения. Вся русская земля ?II века, ее история, ее природа, культура, политика, взаимоотношения князей уместились на десяти страницах гениального текста. «Слово» стало нашей святыней, нашей гордостью.

Пытаясь проникнуть в его тайны, постичь глубинную суть поступков его героев, исследователи внимательно изучают «Слово», ищут и находят в нем связь с конкретными событиями и историческими лицами времен Киевской Руси. В этом поиске им помогают археологические находки, летописи того времени, остатки архитектурных сооружений, народное творчество.

Вот и древний Новгород-Северский неизменно привлекает внимание ученых, как родина и «стольный град» одного князя Игоря. С Новгород-Северским связаны судьбы и других героев «Слова». Здесь очевидно, родился около 1155 года Буй-Тур Всеволод—брат Игоря. К числу лиц, живших или бывавших в Новгороде-Северском, следует отнести также жену Игоря—Ярославну, дочь галицкого князя Ярослава Осмомысла, их детей, жену Всеволода—красавицу Ольгу Глебовну.

Игорь родился в Новгород-Северском 3 апреля 1151 года. Здесь прошло ранее детство будущего князя. Здесь в трехлетнем возрасте состоялись его «постриги»?первая посадка на коня. Семилетним мальчиком он оказался в Чернигове. В этом возрасте княжеских детей начали обучать грамоте, стрельбе из лука, фехтованию, владению копьем и арканом, конному ристанию, а к двенадцати годам—и полководческой хитрости.

В 1179 году Игорь Святославич после смерти старшего брата Олега вернулся в Новгород-Северский уже полновластным владетельным князем. По словам академика Д. С. Лихачева, это был феодал своего времени: храбрый, мужественный, в известной мере любящий родину, но безрассудный и недальновидный, заботящий о своей чести больше, чем о чести родины. Об этом свидетельствует его поход на Киев, который он предпринял в 1180 году вместе с двоюродным братом Святославом Всеволодовичем и в союзе с половецкими ханами Кончаком и Кобяком. Поход закончился сокрушительным поражением от войск киевского князя Рюрика Ростиславича, а сам Игорь едва спасся в лодке вместе со своим будущим злейшим врагом—ханом Кончаком.

Несколько раз Игорь в союзе с другими русскими князьями участвовал в походах против половцев, которые во второй половине ?II века усиливают свой нажим на южные и юго-восточные окраины Русской земли, тревожат Русь беспрерывными набегами. Разоренные русские княжества лицом к лицу столкнулись с сильным, быстрым и многочисленным войском кочевников, объединившихся под властью хана Кончака. У них появляется и «греческий огонь», и огромные, передвигавшиеся на «возу высоком» луки-самострелы, тетиву которых едва натягивали более 50 человек.

В ответ на участившиеся набеги половцем киевский князь Святослав сделал попытку примирить князей перед лицом общей опасности. Решительно рвет со своими бывшими союзными лицами и новгород-северский князь Игорь-Святославич.

В 1183 и 1184 Святослав в союзе с другими князьями разбил половцев. Игорь не участвовал в этом победоносном походе из-за сильной распутицы, которая помешала его конному войску подоспеть на помощь Святославу. Вот почему в следующем, 1185 году, очертя голову, «не сдержал юности», бросается он в поход против половцев. «Он ставит безумно смелую задачу, ? пишет академик Д. С. Лихачев, ? с немногими собственными силами «поискать» черниговскую Тмутаракань, когда-то подвластную его деду Олегу Святославичу (Гориславичу); он решается дойти до берегов Черного моря, уже почти 100 лет закрытого для Руси половцами…»

Это событие древнерусской истории и послужило поводом для написания «Слова о полку Игореве».

Трубы трубять в Новеграде,

Стоять стязи в Путивле…

Так повествует автор «Слова о начале Игоревого похода. Трубы затрубили в Новгороде-Северском 23 апреля 1185 года. Под стяги-знамена собирались воины готовые «искать себе чести, а князю славы». Шли дружины из Трубчевска, Курска, Рыльска и Чернигова.

Этот необдуманный шаг вызвал гнев и неудовольствие киевского князя Святослава. Ведь весной 1185 года великий князь сам готовился к большому летнему походу в глубь половецкой земли. Но…

Потеснил Игорь ум дерзостию,

Поострил сердце мужеством,

Преисполнился ратного духа

И храбрые свои навел полки

На землю Половецкую—

На землю Русскую!

(Перевод Игоря Шкляревского.)


Вместе с Игорем устремились в половецкие степи «испить шеломом Дону» его брат Буй-Тур Всеволод, сын Владимир и племянник Святослав.

За девять дней конное русское войско, не поспешая, прошло путь от Новгорода-Северского до реки Донец, и здесь 1 мая его застало солнечное затмение. Несмотря на плохое предзнаменование, Игорь перешел Донец и двинулся в половецкие степи…

Здесь и произошли основные события. Где-то неподалеку от реки Каялы русские дружины встретились с половцами.

Однако те уклонились от решительного боя и бежали, оставив большую добычу. Игорь, сочтя цель достигнутой, принял решение уходить под покровом ночи. Но тут выяснилось, что отряд племянника Игоря—Святослава, преследовавший половцев далеко в степь, не мог двигаться дальше—обессилели и кони, и люди. Русскому войску пришлось заночевать в степи. К утру оно было окружено несметными половецкими полчищами. Три дня длился жестокий бой. Игорева дружина была почти полностью уничтожена, русские князья взяты в плен…

Ворота для врага были открыты: половцы вторглись в русские земли. Хан Гза разорил Новгород-Северское княжество, а Кончак пошел на Киев, и лишь самоотверженные действия киевских князей Святослава и Рюрика, стойкость переясловского князя Владимира спасли Русь от гораздо более тяжелых последствий.

Игорю удалось бежать из плена. При помощи половца Овлура, тайно принявшего христианство, он ночью перебрался через реку, сел на коня и скрытно проехал через половецкие вежи. Одиннадцать дней, убегая от погони, он добирался до пограничного города Донца. Затем направился в Новгород-Северский, а оттуда—в Чернигов и Киев, к великому князю Святославу за помощью и поддержкой и всюду «был встречен с радостию». Как пишет в «Истории российской» В. Н. Татищев, поражение и пленение Игоря вызвали в Северской земле «по всем градам…плач неутешимый»; когда же Игорь бежал из плена, «была в Новограде и по всей Северской земле радость неописанная»… Вместе с тем поражение Игоря ярко показало невозможность действия против половцев в одиночку. Только объединившись, русские князья могли рассчитывать на успех. Поход Игоря именно поэтому встретил осуждение и у Святослава, великого князя киевского, и у автора «Слова». Он порицает Игоря за сепаратизм и прямо говорит о его просчетах, принесших неисчислимые бедствия всей русской земле.

В 1191 году чернигово-северские князья еще дважды ходили на половцев под предводительством Игоря. Дальнейшая его жизнь была более спокойной и мирной. После смерти Ярослава Всеволодовича он в 1198 году унаследовал черниговский престол и княжил там до своей смети в 1202 году.

Патриотические идеи «Слова о полку Игореве» неразрывно сочетаются с гуманистическими помыслами о мире и мирной жизни. Война, убеждал автор поэмы, несет пламя пожаров, смерть и разрушения. Но, несмотря на трагические события, о которых повествует «Слово», оно глубоко оптимистично: автор верил в неисчерпаемые силы народа, неутомимо звал к борьбе за свободу и честь Русской земли, за жизнь без слез и плача детей, матерей и жен. Певец «Слова» сумел подняться над местническими интересами, бесконечными династическими спора князей, игрой мелких честолюбий и призвать своих современников к сплочению во имя защиты родины.

Кто же он, этот безымянный гений, автор пламенных строк, переживших века? На это вопрос, волнующий не одно поколение исследователей, ответа пока нет. Существует множество версий и точек зрения, среди которых выделяются две. Одна из них утверждает, сто автор «Слова» многими нитями был тесно связан с Чернигово-Северщиной. Анализируя язык поэмы, историческую географию, проявления местного патриотизма, симпатии автора к Ольговичам, многие исследователи все более склоняются к мысли, что его следует искать в ближайшем окружении князя Игоря.

О том, что автор «Слова» был, по всей вероятности, северянином и создал свое произведение в Северской земле, писал К. Д. Ушинский. Новгород-северское происхождение автора не вызывало никаких сомнений у таких известных ученых, как М. А. Максимович, В. И. Стеллецкий и других. Академик С. И. Обнорский, известный советский филолог, всесторонне исследовав язык произведения, также пришел к выводу, что «Слово» было сложено в Северской земле в княжение самого Игоря. Автор «Слова» был близким лицом к самому князю, вместе с ним участвовал в княжеских потехах (соколиной охоте и пр.), был участником самого похода на половцев. Развивая эту мысль, украинский ученый П. П. Охрименко считает, что это был скорее всего наставник, учитель и советник князя Игоря, человек независимый и гордый, близко стоявший к новгород-северскому князю.

Другой точки зрения придерживаются академик Б. А. Рыбаков. Он полагает, что это был влиятельный и образованный боярин, скорее всего киевлянин, принадлежавший к рыцарскому дружинному слою, вернее, к его боярской верхушке, летописец, воин, дипломат, лишенный придворной льстивости, который мог в горькую минуту сказать киевскому князю: «Поеди, княже, прочь!» Историческая осведомленность мышления, подчеркивает Б. А. Рыбаков, позволяет сопоставить автора с киевским боярином-дипломатом Петром Бориславичем.

Ни та, ни другая гипотезы пока не нашли своего документального подтверждения. Гениальный автор «Слова о полку Игореве» по-прежнему остается безымянным. В связи с этим академик Д. С. Лихачев пишет: «Кем был автор «Слова о полку Игореве»? Он мог быть прибеженным Игоря Святославича: он ему сочувствует. Он мог быть и приближенным Святослава Киевского: он сочувствует также и ему. Он мог быть черниговцем и киевлянином. Он мог быть и дружинником: дружинными понятиями он пользуется постоянно. Однако в своих политических воззрениях он не был ни «придворным», ни защитником местных тенденций, ни дружинником. Он занимал свою независимую патриотическую позицию. Его произведение—горячий призыв к единству Руси перед лицом внешней опасности…»

…Века пронеслись, прошумели над «Словом». Но оно не потускнело, не покрылось налетом времени, а продолжало нести людям свой поэтический, глубоко человечный свет. В 1985 году 800-летний юбилей «Слова о полку Игореве» отмечался во всем мире как большой праздник науки, просвещения и литературы. В резолюции Генеральной конференции ЮНЕСКО «О праздновании 800-летия «Слова о полку Игореве» подчеркивалось непреходящее значение этой бессмертной поэмы и заложенных в ней идей мира и гуманизма в развитии человеческой цивилизации. Нетленный памятник древнерусской культуры является для многих поколений призывом к единству, миру и созидательному труду.

Обновлено 02.05.2010 19:37

 
lsvkievДата: Четвер, 14-Жов-10, 19:17 | Повідомлення # 2
Група: Читач
Повідомлень: 30
Нагороди: 3
Статус: Відпочиває
Вопрос ребром: как называется Слово о полку Игоревом? (В смысле - полностью)
 
finkaДата: Понеділок, 08-Лис-10, 04:23 | Повідомлення # 3
Група: Редактор
Повідомлень: 157
Нагороди: 11
Статус: Відпочиває

Титульный лист первого издания (1800)

«Сло́во о полку́ И́гореве» (полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Ольгова», др.-рус. Слово о плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова) — самый известный памятник древнерусской литературы

СЛОВО О ПЛЪКУ ИГОРЕВЕ,
ИГОРЯ СЫНА СВЯТЪСЛАВЛЯ, ВНУКА ОЛЬГОВА

См.: http://www.old-russian.chat.ru/05slovo.htm

А також:

СЛОВО О ПЛЪКУ ИГОРЕВЂ та його поетичні переклади і переспіви

ЗМІСТ

ВИДАННЯ „СЛОВА" 1800 р.

Ироическая пЂснь о походЂ на половцовъ удЂльнаго князя Новагорода-СЂверскаго Игоря Святославича
Родовід руських князів, згаданих в Слові

ТЕКСТ „СЛОВА". РИТМІЧНИЙ ПЕРЕКЛАД
Слово о плъку ИгоревЂ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова (з наголосами)
Слово о плъку ИгоревЂ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова (без посилань на різночитання)
Слово про похід Ігорів, Ігоря, сина Святослава, внука Олега

ПОЕТИЧНІ ПЕРЕКЛАДИ ТА ПЕРЕСПІВИ „СЛОВА" В УКРАЇНСЬКІЙ ДОЖОВТНЕВІЙ ЛІТЕРАТУРІ

Маркіян Шашкевич. Плач Ярославнин
М. О. Максимович. Песнь о полку Игореве
Степан Руданський. Ігор — князь сіверський
Тарас Шевченко. Плач Ярославни; «В Путивлі граді вранці-рано»; «З передсвіта до вечора»
Юрій Федькович. Пісня о поході Ігоря на половців; Плач Ярославни
Василь Мова (Лиманський). Переклади з «Слова о полку Ігоря»
Іван Франко. Слово про похід Ігоря
В. А. Кендзерський. Слово о полкові Ігоревому
Панас Мирний. Дума про військо Ігореве
Борис Грінченко. Плач Ярославни; Уривок із «Слова о полку Игоре※
Микола Чернявський. Слово про похід Ігоря
М. Вербицький (М. Білокопитий). Плач Ярославни
К. М. Зіньківський. Дума про похід Ігорів (Слово о полку Ігоревім)
Василь Щурат. Слово про похід Ігоря Святославича
Іван Стешенко. Слово о плъку ІгоревЂ

ПОЕТИЧНІ ПЕРЕКЛАДИ ТА ПЕРЕСПІВИ „СЛОВА" В УКРАЇНСЬКІЙ РАДЯНСЬКІЙ ЛІТЕРАТУРІ

Максим Рильський. Слово про Ігорів похід
Володимир Свідзінський. Слово про похід Ігорів, Ігоря, сина Святослава, внука Олега
Наталя Забіла. Слово про Ігорів похід
Л. М. Новиченко. Слово о полку Ігоревім. Уривок з поеми
О. Корж. Плач Ярославни
І. Лук’яненко. Плач Ярославни
Іван Земнухов. Плач Ярославни
Павло Тичина. «Тоді по Руській землі»
Олексій Коваленко. Слово о полку Ігоревім
Роман Чумак. Плач Ярославни
В. Ф. Соболевський. Плач Ярославни

ІНШІ ПЕРЕКЛАДИ

Віталій Скляренко. Слово про похід Ігорів, Ігоря, сина Святославового, внука Олегового
Борис Яценко. Слово о полку Ігоревім, Ігоря, сина Святославового, онука Олегового
Михайло Грушевський. Слово о полку Ігоревім
Святослав Гординський. Слово про Ігорів похід
Леонід Гребінка. Слово про похід Ігорів, Ігоря Святославича, внука Олегового
Іван Огієнко. Слово про Ігорів похід
Михайло Кравчук. Слово про Ігорів похід
Василь Шевчук. Слово про Ігорів похід
Володимир Васьків. Слово о полку Ігоря
Іван Вагилевич. Повість о полку Ігоревім

См: http://litopys.org.ua/slovo67/sl.htm

Додатки: 8189923.jpg(25.4 Kb)
 
lsvkievДата: Понеділок, 08-Лис-10, 04:35 | Повідомлення # 4
Група: Читач
Повідомлень: 30
Нагороди: 3
Статус: Відпочиває
Сначала Вы пишете "автор «Слова» был, по всей вероятности...", а затем указываете "полное название «Слово о походе Игоревом, Игоря, сына Святославова, внука Ольгова», др.-рус. Слово о плъку Игоревѣ, Игоря сына Святъславля, внука Ольгова".
То есть Игорь и написал "Слово...". Совершенно согласен с Владимиром Чивилихиным.
 
finkaДата: Понеділок, 08-Лис-10, 05:02 | Повідомлення # 5
Група: Редактор
Повідомлень: 157
Нагороди: 11
Статус: Відпочиває
Вообще-то все вопросы лучше адресовать автору статьи :)) , которая взята с сайта города Новгород-Северский (см. ссылку в начале статьи). По прошествии стольких лет со времени создания этого литературного памятника неудивительны разночтения.

В отношении же авторства "Слова...", то у современного российского писателя Юрия Сбитнева, который давно и тщательно исследует всё, что связано со "Словом...", написал книгу и регулярно приезжает на Черниговщину, появилась уверенность, что автором "Слова..." является... женщина.

Можно почитать здесь:http://native-nord.ru/misc/fiction/gart.html

 
ZoiuДата: Понеділок, 18-Жов-21, 13:58 | Повідомлення # 6
Група: Читач
Повідомлень: 2
Нагороди: 0
Статус: Відпочиває
дуже цікаво
 
Форум "Сіверщини" » Історія міст і сіл Чернігівщини » Новгород-Сіверський » З глибини тисячоліть (З історії Новгорода-Сіверського, "Слово о полку Ігоревім",)
  • Сторінка 1 з 1
  • 1
Пошук: